• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
15:24 

Где-то посередине между бесконечной печалью и невыразимым счастьем…
Хоть тело князя и болело,
Но от стрелы не умерло,
Оно себя преодолело
И даже сесть смогло в седло. (с)

@темы: Улыбнись, Рифмоплетство

15:19 

Где-то посередине между бесконечной печалью и невыразимым счастьем…
Марина Александровна, преподаватель литературы, вот уже два месяца трагически влюблена в собственного мужа. Муж, с которым она прожила десять лет, ничего не подозревает. И это, слава богу, разбивает Марине Александровне сердце.

Всё началось с дня рожденья. Хотя это скорее точка отсчёта, а на самом деле всё началось гораздо раньше. Просто в свой тридцать второй день рожденья Марина Александровна поняла, что необходимо что-то менять.

За несколько дней до празднования муж спросил, что она хочет в подарок, и она по привычке ответила «что-нибудь полезное, ради бога, не нужно всех этих финтифлюшек». И вот поздним субботним вечером, когда гости разошлись, дети уснули, а муж клевал носом, сжимая в руке пульт от телевизора, Марина Александровна тихо, но увлечённо рыдала над подарочной упаковкой крема для потрескавшихся пяток.

Потом неизбежно случились обсуждения с коллегами и подругами. Потом – с мамой и её коллегами и подругами. Потом подруги ещё и своих мам спросили, конечно. Все эксперты были единодушны:
1. Муж бесчувственный мерзавец.
2. Во всём виновата Марина Александровна.

Во-первых, что это за «полезное», полный дом «полезного», ей что, мало? (спрашивала преподаватель физики, тридцать четыре года, серьга в пупке, два молодых любовника). Во-вторых, раньше в женщине была какая-то тайна, загадка и изюминка, потому что всё полезное она покупала себе сама. (это мама, пятьдесят четыре года, красная помада, десятисантиметровые каблуки). В-третьих, муж, конечно, бессердечный чурбан, но ты сама попросила, вот получай (лучшая подруга, называется). В-четвёртых, мужик он вообще-то неплохой, работящий, он, наверное, и не понял, что сплоховал. (соседка без определённого возраста, семейного статуса и работы, трое детей). В пятых, сколько можно приносить себя в жертву, ведь и в голову не пришло попросить в подарок что-нибудь приятное, да? (опять физика с кольцом в пупке)

В-шестых, не нужно было доводить пятки до такого плачевного состояния (мама, конечно).

В общем, всем было совершенно ясно, что Марине Александровне пора освежить отношения с мужем – завести роман на стороне. Ведь ничто так не укрепляет брак, как страдания, муки и порочные удовольствия с посторонними людьми.

Делов-то, казалось бы. Люди делают это походя, в перерыве между составлением годового отчёта и разогреванием доширака в офисной микроволновке. Но то люди, а тут преподаватель литературы.
Прежде всего, имелись препятствия этического характера: долгий стабильный брак, муж, как бы то ни было, прекрасный человек с хорошей зарплатой, дети-отличники, устроенный быт и запланированный отпуск в августе.

И потом, где взять героя-любовника? Марина Александровна тоскливо перебирала кандидатуры: физрук вожделеет пупок с серьгой, историк заправляет галстук в брюки и считает «Миллион лет до нашей эры» документальной съёмкой, единственный неженатый сосед немолод и вечно пьян. Среди женатых были ничего, симпатичные, но их дети ходили в школу, где работала Марина Александровна, а это уже как-то запутанно. Как им Каренину преподавать, например? То-то и оно.

А ещё Марина Александровна трусила. Боялась не только разоблачения, развода, позора и алой буквы, но и всей этой возни. Знакомься, притирайся, строй из себя невесть что, а результат может не понравиться, и начинай сначала.

И тогда она решила схитрить. Вот же он, герой-любовник, под рукой с семи вечера до семи утра. Плюс выходные и отпуск. Не нужно ни знакомиться, ни притираться, страдай себе, мучайся. Порочно удовлетворяйся. Он женат, но опытные говорят, что так даже лучше, а их общим детям ещё далеко до изучения Карениной. Решено.

Для начала она написала ему письмо на семнадцати страницах, из них четырнадцать – по-французски. Страстное, пылкое, влажное от слёз и вина. О том, как она влюблена в его чувственный профиль, и как устала от равнодушия мужа. Потом сожгла, когда бумага просохла – боялась, что муж найдёт. Бумага обратилась в пепел, но душа продолжала пылать.

Потом было несколько случайных встреч. Договаривались с мужем встретиться после работы в супермаркете, а приходил он. Взгляды, нечаянные прикосновения, полунамёки. О, эти секунды робкого счастья у полок с овсянкой.

Муж ничего не замечал. Или не хотел замечать. Набирал израильскую картошку по скидке и планировал меню на выходные. Марина Александровна бросала последний взгляд на своего героя и предлагала настрогать окрошки.

Потом, конечно, начались смски. Марина Александровна запиралась в учительском туалете и писала кокетливые полупристойности. Перед возвращением домой стирала всё, и его ответы тоже, чтобы муж ничего не нашёл. Вечером он ел котлеты и просил добавки, а она училась не выщипывать брови в его присутствии.

Потом как-то раз с утра, собираясь, надела чулки и долго выбирала юбку. Муж спросил, куда это она собралась в этих чулках. Она с прохладцей ответила, что на работу, он захотел что-то уточнить, потом короткая борьба, всё закружилось, едва не опоздала к первому уроку. Ехала в трамвае, пылая щеками, не в силах поверить, что только что изменила. Кровь кипела, в ушах барабаны, в чулках поролон, еле дошла от остановки до школы.

На крыльце стояла физика с кольцом в пупке. Она сразу всё поняла. Кто бы не понял? Волосы летят по ветру, в глазах костры, улыбка блуждает, чулок перекручен. Сразу ясно – женщина вырвалась из семейных уз в обьятья порока. Марина Александровна подтвердила кивком и, потом, двухчасовым рассказом, не вдаваясь в детали и не называя имён, чтобы не скомпрометировать любовника, он ведь женат.

Через неделю коллеги, подруги и мама не узнавали Марину Александровну в упор. У неё пружинила походка, покраснели туфли и завелся ридикюль на тонком ремешке. В кабинете литературы вместо Льва Николаевича теперь висели Цветаева и Ахматова. Толстой был широк и мрачен, а они – тонкие и звонкие, места хватило на обеих. Школьники бормотали у доски, а Марина Александровна покачивала красной туфлей, смотрела на Цветаеву и Ахматову и чувствовала их одобрение.

Она могла бы стать первой в истории психиатрии женщиной, заболевшей раздвоением личности мужа. Если он был ласков и не забывал купить арбуз по дороге с работы, она знала, что сегодня он – доктор Джекил любви. Встречи их были редки, но незабываемы. Стоило ему после завтрака не убрать со стола баночку из-под йогурта, и она ощущала возвращение мистера Хайда и его растянутых треников. Из чувства вины она была с ним нежна и дарила подарки: интеллектуальные, литературные, и ещё книги Паоло Коэльо. Муж начал приносить букеты и впервые в жизни сделал комплимент приготовленному ей борщу. Комплимент страстный, почти эротический. За это она вся одевалась в кружевное. Он ничего не понимал, но смотрел на неё влюблённо. Она знала, что они не могут быть вместе – муж никогда не отпустит её, и потом, дети. И ещё потом – отпуск, и купальник уже подобран. Сердце стонало от невозможности счастья.

От страданий она цвела, и розовела, и купила ещё одни туфли. Подруги завидовали. В основном насчёт туфель, конечно, но и насчёт всего остального тоже. На выходных Марине Александровне обычно хотелось вскрыть себе вены, а потом напечь блинчиков. Толстой, пиши он роман об учительнице литературы, был бы к ней безжалостен – а значит, жизнь удалась.

© busconductor

@темы: Без рифмы, Улыбнись

15:08 

Музыкальные жанры

Где-то посередине между бесконечной печалью и невыразимым счастьем…
Black metal – Я возьму свой меч и пойду мочить христиан.
Death metal – Я возьму свой меч и пойду мочить всех подряд.
Doom metal – Я возьму свой меч и буду плакать, т.к. не знаю, что с ним делать.
Heavy metal – Я возьму свой меч и буду драться за свою свободу.
Power metal – Мой меч красивый, утонченный, элегантный. Он прекрасен!
Nu metal — Мой меч новый, новый меч это модно. Старые мечи — отстой.
Industrial — Я возьму свой меч и буду колотить им по водопроводным трубам.
Punk — А зачем мне меч? У меня есть отличный ржавый напильник.
Русский рок — Меч это фигня, главное — тексты.
Reggаe – Меч, это хорошо, но ты попробуй мою травку, чувак.
Country & Western – Чё ты будешь делать с этой фигнёй супротив моего кольта, приятель?
Авторская песня – поднявший меч на наш союз…
Электронная музыка – куда я могу подключить свой меч?
New Age – открой ножны и отпусти на свободу свой меч!
Евродэнс – у меня есть меч, у моей подружки есть меч, и у всех моих друзей есть меч, давайте устроим вечеринку!
Психоделика – у меня есть большой красивый меч… откуда он только взялся?
Латино – Тряхни своим мечом, амиго!
Христианский рок – Иисус любит твой меч!
Блюз – О, мой меч ушёл от меня…
Нойз – (сосредоточенно скребёт мечом по стеклу)
Рок–н–ролл – Эй, детка, у меня есть клевый меч. Хочешь посмотреть?
Фьюжн – На самом деле, эта штука — меч.

(с)

@темы: Улыбнись

14:47 

Соционические типы и еда

Где-то посередине между бесконечной печалью и невыразимым счастьем…
Тенденции в готовке

Дюма – и красиво, и вкусно.
Дон Кихот – необычно, но съедобно.
Робеспьер – продумано, но невкусно.
Гюго – весело, но есть никто не рискнул.

Жуков – сурово, но съедобно.
Есенин – виртуозно, но несъедобно.
Гамлет – пафосно, но невкусно.
Максим – рационально и сьедобно.

Наполеон – экзотично, но несъедобно.
Бальзак – абы как, но вкусно.
Драйзер – справедливо вкусно.
Джек – с выдумкой, но непонятно что.

Габен – не понятно что, но съедобно.
Гексли – больше на словах, чем в тарелке.
Достоевский – вкусно, но себе не хватило.
Штирлиц – вкусно, но дорого.

Klodwig

@темы: Без рифмы

14:37 

Мировая история в сценках

Где-то посередине между бесконечной печалью и невыразимым счастьем…
ТРОЯНСКИЙ КОНЬ
Тук-тук-тук.
Троянцы: Кто там?
Данайцы: Это мы, Данайцы.
Троянцы: Чего вам?
Данайцы: У нас подарок для вас.
Троянцы: Какой?
Данайцы: Лошадка деревянная.
Троянцы: Вот спасибо!
Данайцы: Не за что.
ЗАНАВЕС

ПРОМЕТЕЙ
Прометей: Кто это там летит?
Орел: Я.
Прометей: Кто я?
Орел: Орел.
Прометей: Зачем прилетел?
Орел: Печень твою клевать.
Прометей: Ну, клюй, пернатый!
Орел: От клюя пернатого слышу!
ЗАНАВЕС

ОДИССЕЯ
Одиссей: Пенелопа!
Пенелопа: Аюшки
Одиссей: Чем ты тут без меня 10 лет занималась?
Пенелопа: Платьице шила
Одиссей: А почему мужиков полон дом?
Пенелопа (смущенно): Вот загадка-то
ЗАНАВЕС

ЦАРЬ ЭДИП
Эдип (Матери): Ты мать моя!
Мать его: Вот сраму-то
ЗАНАВЕС

ДЕДАЛ И ИКАР
Дедал: Ты куда?
Икар: Солнышко посмотреть.
Дедал: Смотри аккуратненько
Икар: Хорошо, папа.
ЗАНАВЕС

ПЕРСЕЙ
Персей: Ты кто?
Медуза Горгона: Медуза Горгона.
Персей: Не врешь?
Медуза Горгона: Да голову даю!
ЗАНАВЕС

АХИЛЛЕС
— Ахиллес, ты где был?
— В Стиксе купался.
— А пятки помыл?
— Да, мама.
— Обе?
— Конечно.
ЗАНАВЕС

САМСОН
Самсон (грозно): Пасть порву!!!
Лев (в ужасе): За что?!!
ЗАНАВЕС

АЛЕКСАНДР МАКЕДОНСКИЙ
Александр Македонский: Я — сын Зевса!
Парменион (тихо-тихо): Ври больше!
Александр Македонский: Что-о-о-о?!!
Парменион: Ничего, Александр Зевсович. Смею доложить — ослышались!
ЗАНАВЕС

МАРТОВСКИЕ ИДЫ
Кассий (сенаторам): Цезарь идет!
Сенаторы (В смятении): А-а-а-а-а!
Кассий: Ножи для заколки Цезаря все купили?
Сенаторы: Да, да!
Кассий: И ты, Брут?
Брут (смущенно): Я забыл…
Кассий: Ладно. У меня два.
ЗАНАВЕС

НАПОЛЕОН И КУТУЗОВ
Наполеон: Мамочки, где я?
Кутузов: Где, где — В Москве!
Наполеон (испуганно): Темно тут у вас!
Кутузов (гордо): Хоть глаз выколи!
ЗАНАВЕС

(с)

@темы: Улыбнись

14:33 

Где-то посередине между бесконечной печалью и невыразимым счастьем…
Бойся данайцев, дары приносящих!


Бойся данайцев, портвейна не пьющих!

Бойся данайцев - данайцев бояться приятней!

Бойся данайцев: ты родине тем помогаешь!

Бойся данайцев, ахейцев, аргосцев, ликийцев,
критцев, микенцев, лидийцев и миксолидийцев,
300 спартанцев, дарийцев, троянцев, чапайцев,
наших армейцев, негров, малайцев и прочего сброду.

Бойся данайцев, данайцев сам ленин боялся.

Бойся данайцев, данайцы, по скромности редкой,
сами тебя не попросят данайцев бояться.

Бойся данайцев: данайцы - ребята простые.

Бойся данайцев, все время дары приносящих,
нам для даров этих вскорости места не хватит.
им-то, данайцам, все пофиг - несут себе, гады.
мы же загнуться рискуем в стесненном пространстве.

Бойся данайцев, данайцев бояться не страшно.

Бойся данайцев, тебе - это труд не тяжелый,
им же, данайцам, глядишь, хоть какая-то радость.

Бойся данайцев, данайцы тебя не забудут!

Бойся данайцев, как сказано в эфимеридах,
Бойся данайцев, ведь так говорил Заратустра,
Бойся данайцев - учил нас Шри-Ауробиндо!
Вот - камасутра, вот - истинный путь агни-йогов!

(с)

@темы: Рифмоплетство, Улыбнись

14:22 

Где-то посередине между бесконечной печалью и невыразимым счастьем…
Кто наказал меня? То лишь богам известно.
Может быть, в небесах кто-нибудь невзлюбил.
Просто который день мальчик парит над бездной,
Из-под ступней летит в пропасть седая пыль.
Я на него смотрю. Вот он взмывает выше.
Вот, распахнув себя, делает пируэт.
Сердце мое хрипит: "Как бы чего не вышло!"
В горле моем дрожит страшное злое «Нет!»
Слышу, как он кричит: «Видишь, как я умею?!»
Снова летит к звезде, звездами осиян.
Я от восторга сед. В ужасе я бледнею.
Рушится вместе с ним в пропасть душа моя.
Я бы его отвел прочь навсегда от края
В тихий спокойный лес около белых гор.
Занавес! На краю нынче не умирают!
Только спасти вот так – значит убить его.
Душно под колпаком тем, кто рожден для танца,
Давит забота их в ласковом кулаке.
Да, я бессилен здесь. Только могу остаться.
Чтобы смотреть, смотреть, сердце зажав в руке...
Я говорю себе: горе прийти не сможет,
Если над бездной я, как на часах, стою,
Душу запрятав вглубь - пусть не дрожит тревожно,
Пусть не увидит мир злую тоску мою.
Взгляда не отвожу, веки не опускаю:
Если сорвется он, не рассчитав прыжка,
Если споткнется он о непослушный камень,
Взгляд мой спасет его, как бы спасла рука.
Утро сменяет ночь, осень сменяет лето...
Наша смешная жизнь в сущности так проста:
Он на краю парит, чтобы я видел это,
Я на краю стою, чтобы он мог летать.

Графит

@темы: Рифмоплетство

14:18 

Где-то посередине между бесконечной печалью и невыразимым счастьем…
Если закручен в жгут, загнан в четыре стены грозой,
замкнут кольцом маршрут в ежедневной мелочной кутерьме –
не слушай, что там поёт то ли Мэри Поппинс, а то ли Цой:
переменится ветер, мол, мы ждём перемен.

Просто залезь на крышу, раскинь руки (какой зонт?!),
слушай, смотри на трещины, сполохи и огни;
соединись с кровотоком молний, выдохни свежий озон –
и перемени ветер.
Перемени.

(с) Ракель Напрочь.

@темы: Рифмоплетство

14:10 

Народные средства от болезней

Где-то посередине между бесконечной печалью и невыразимым счастьем…
Насморк (сопли, «французский нос», носокапельная болезнь). Натереть на тёрке одну-две пуговицы, полученную смесь поджечь одной-двумя спичками, ароматный дым вдыхать один-два раза, стараясь не закоптить лицо и не опалить ресницы.
Советуем также нюхать цветы носочника многолетнего, правого и левого.
А лучше всего подойти к паровозу и подышать паром…

При зубной боли надо взять обыкновенные клещи или пассатижи, разогреть их на огне газовой плиты докрасна (чтобы убить инфекцию), после чего взять раскалённые пассатижи и опустить в стакан с холодной водой. Дать настояться. Настоем пассатижей полоскать больной зуб.

При боли в горле желательно хотя бы несколько раз в день (3-4 раза) не орать. При запущенной болезни нужно не орать каждый час.

От головной боли хорошо помогает безбашенник потрясающий или мозгохлёбка прикроватная.

Для алкоголизма. Ватку смочить в спирте и начать потихоньку закладывать, рассасывая до появления алкоголизма. Хорошо помогает и рюмашка обыкновенная.

При сильном зуде необходимо натереть спину об косяк. Или не спину, если чешется не спина.

Пельмень на глазу. При пельмене хорошо прикладывать к больному месту ячмень, как сухой, так и в отварах, можно и муку тоже сыпать, и соль, и мясной фарш, мазать горчицу, – всё это прекрасно помогает при пельменях.

Временную импотенцию излечит время. Надо только набраться терпения обыкновенного и подождать. Или просто хорошенько набраться, чтобы время пролетело незаметно.

Опытные врачи-целители из поликлиник знают, что при любой болезни надо делать следующее: заварить чай и пить его с печеньем, а больным дать посидеть в коридоре. Процедуру продолжать до окончания чая или рабочего дня.

При запущенной импотенции помогают бодрец обыкновенный, лавандула, листки ежедневника свежего, измельчённые молекулы чеснока. Употреблять за 2 часа до импотенции.
Если не поможет, то сделайте вот что: через марлю, сложенную в сто двадцать восьмеро процедите отвар стотысячелистника обыкновенного. Полученные 3 капли на глаз разделите на 100 частей. Принимать по 3-5 этих сотых частей за 100 минут до еды. Можно запить 10 мл тёплой воды.
Если и это не поможет, тогда вызывается врач обыкновенный. Дать врачу как следует настояться перед дверью, а затем впустить и тщательно перетереть с ним вашу проблему.

Косоручие (рукозадие, рукокрючие, ягодичная рука) исправить трудно, поэтому народная медицина рекомендует обратиться к врачу-рукологу.

(с)

14:06 

Где-то посередине между бесконечной печалью и невыразимым счастьем…
Разговор между испанцами и американцами на частоте "Экстремальные ситуации в море" навигационного канала 106 возле мыса Финистерре (Галиcия).
16 Октября 1997 г.
Испанцы: (помехи на заднем фоне) ... говорит А-853, пожалуйста, поверните на 15 градусов на юг, во избежание столкновения с нами. Вы движетесь прямо на нас, расстояние 25 морских миль.
Американцы: (помехи на заднем фоне) ... советуем вам повернуть на 15 градусов на север, чтобы избежать столкновения с нами.
Испанцы: Ответ отрицательный. Повторяем, поверните на 15 градусов на юг во избежание столкновения.
Американцы: (другой голос): С вами говорит капитан корабля Соединенных Штатов Америки. Поверните на 15 градусов на север во избежание столкновения.
Испанцы: Мы не считаем ваше предложение ни возможным, ни адекватным, советуем вам повернуть на 15 градусов на юг, чтобы не врезаться в нас.
Американцы: (на повышенных тонах): С вами говорит капитан Ричард Джеймс Ховард, командующий авианосца Uss Lincoln, военно-морского флота соединенных штатов Америки, второго по величине военного корабля американского флота. Нас сопровождают 2 крейсера, 6 истребителей, 4 подводные лодки имногочисленные корабли поддержки. Я вам не "советую", я "приказываю" изменить ваш курс на 15 градусов. В противном случае мы будем вынуждены принять необходимые меры для обеспечения безопасности нашего корабля. Пожалуйста, немедленно уберитесь с нашего курса!!!
Испанцы: С вами говорит Хуан Мануэль Салас Aлкантара. Нас двое человек. Нас сопровождают пес, ужин, 2 бутылки пива и канарейка, которая сейчас спит. Нас поддерживает радиостанция "Cadena Dial da La Coruna" и канал106 "Экстремальные ситуации в море". Мы не собираемся никуда сворачивать, учитывая что мы находимся на суше и являемся маяком А-853 мыса Финистерре Галисийского побережья Испании. Мы не имеем ни малейшего понятия, какое место по величине мы занимаем среди испанских маяков. Можете принимать все меры, какие вы считаете необходимыми и сделать все что угодно для обеспечения безопасности вашего корабля, который разобьется вдребезги об скалы. Поэтому еще раз рекомендуем вам сделать наиболее осмысленную вещь: изменить ваш курс на 15 градусов на юг во избежания столкновения.
Американцы: Ok, принято, спасибо.

(с)

@темы: Улыбнись

14:04 

Где-то посередине между бесконечной печалью и невыразимым счастьем…
Дихотомии.

Снаружи Эрик кажется жестким и очень острым.
Он носит повадки волка и взгляд убийцы.
Умнее своих врагов, он не верит, что "все так просто",
Осторожен в словах и держит курок на взводе.
А еще... Он никогда не бывает свободен,
Но всегда готов за свободу биться.

Эрик делит мир на тех, кто опасен и кто не имеет воли.
Он умеет идти до конца, жить, никому не веря, сыпать на раны солью,
Чтобы память не выцветала. И из этой соленой крови
Он делает пули для тех, кто встал на его пути.
А еще... Он не знает слова "прости"
И живет, как будто ему не больно.

Эрик считает себя очень взрослым и очень сильным.
Он уверен, что чувства совсем ничего не значат,
Но смотреть в глаза Чарльзу просто невыносимо -
Синий взгляд на душе оставляет кровавый след.
А еще... Ему словно снова четырнадцать лет,
И он почему-то стоит, как дурак, и плачет.

Чарльз выглядит очень мягким и очень хрупким.
Он не верит в месть, ищет лучшее в людях.
Все твердит, что суть человека часто лучше поступков
И можно добиться мира без крайних мер -
Нужно только им всем показать пример...
Только Эрик знает - так никогда не будет.

Чарльз читает людей, как книги читают дети -
С упоением, но пропуская скучные строчки.
Думает, что приручил, думает, что в ответе,
Но не знает что делать с этой опасной властью.
А еще, на беду свою или на счастье -
Не умеет ставить на людях крест, а в отношениях точку.

Он как и Эрик упрям - никогда не сдается.
За ласковым взглядом тверже алмаза стержень.
Он понял, что прошлое не вернется
В тот миг как увидел, что Эрик заносит руку...
Но там, где у Эрика бьется сплошная мука -
У Чарльза без перебоев стучит надежда.

Janosh Falk

@темы: Рифмоплетство

16:16 

Где-то посередине между бесконечной печалью и невыразимым счастьем…
Не бывает идеальных ни народов и ни расы –
В каждой группе населенья ну хоть что-то, да не так:
С точки зрения лягушек все французы пидарасы,
А корейцы пидарасы с точки зрения собак.
С точки зрения троянцев пидарасы были греки,
А троянцы пидарасы с точки зрения коней.
Очень много пидарасов так и сгинуло навеки,
Но огромная их масса дожила до наших дней.
Люди делятся на группы, на враждующие классы,
Под ошибочным девизом «все уроды, кроме нас», –
Натуралы утверждают, будто геи – пидарасы,
А копнёшь под натуралов – каждый третий пидарас!
Но из всей огромной массы пидарасов и уродов
Можно выделить особый очень маленький народ, -
В нём сплошные пидарасы с точки зренья ВСЕХ народов,
Потому что у природы должен быть громоотвод!

© Михаил Фельдман, бард и поэт.

@темы: Улыбнись, Рифмоплетство

16:16 

Короткие рассказы, способные расстрогать

Где-то посередине между бесконечной печалью и невыразимым счастьем…
Незнакомцы. Друзья. Лучшие друзья. Любовники. Незнакомцы.

«Вы ошиблись номером», — ответил знакомый голос.

Пассажиры, сейчас с вами говорит не капитан.

Я встретил родственную душу. А она — нет.

Продаю парашют: никогда не открывался, слегка запятнан.

Это наша золотая свадьба. Столик на одного.

Сегодня я снова представился своей матери.

Путешественник еще подавал сигналы. Земля — нет.

Я принес домой розы. Ключи не подошли.

Моя мама научила меня бриться.

На разбитом ветровом стекле было написано «молодожены».

Наша спальня. Два голоса. Я стучусь.

Я спрыгнул. А затем передумал.

Мое отражение только что мне подмигнуло.

Извини, солдат, мы продаем ботинки парами.

Он кормит из бутылочки убийцу своей жены.

Воображал себя взрослым. Стал взрослым. Потерял воображение.

Хирург спасает пациента. Пациент благодарит бога.

@темы: Без рифмы

16:15 

Где-то посередине между бесконечной печалью и невыразимым счастьем…
08.06.2015 в 01:35
Пишет Julber:

Это гениально!
Был в Советском Союзе такой член Союза писателей, поэт и филолог Валентин Сидоров, как-то написавший в одном из своих произведений:
"... Косматый облак надо мной кочует,
И ввысь уходят светлые стволы ..."

Другой поэт Иванов Александр Александрович отреагировал на это одной из самых лучших своих пародий:

ВЫСОКИЙ ЗВОН

В худой котомк поклав pжаное хлебо,
Я ухожу туда, где птичья звон,
И вижу над собою синий небо,
Лохматый облак и шиpокий кpон.
Я дома здесь, я здесь пpишел не в гости,
Снимаю кепк, одетый набекpень,
Весёлый птичк, помахивая хвостик,
Высвистывает мой стихотвоpень.
Зелёный тpавк ложится под ногами,
И сам к бумаге тянется pука,
И я шепчу дpожащие губами:
"Велик могучим pусский языка!"

Позже появилось продолжение Александра Матюшкина-Герке

Вспыхает небо, pазбyжая ветеp,
Пpоснyвший гомон птичьих голосов;
Пpоклинывая всё на белом свете,
Я вновь бежy в нетоптанность лесов.

Шypшат звеpyшки, выбегнyв навстpечy,
Пpиветливыми лапками маша,
Я сpеди тyт пpобyдy целый вечеp,
Бессмеpтные твоpения пиша.

Hо, выползя на миг из тины зыбкой,
Болотная зелёновая тваpь
Совает мне с заботливой yлыбкой
Большой Оpфогpафический Словаpь. (c)

URL записи

@темы: Улыбнись, Рифмоплетство

16:13 

Где-то посередине между бесконечной печалью и невыразимым счастьем…
Мама, роди меня мальчиком. Не важно, каким. Можно вихрастеньким, конопатым, ветреным и лихим,
Можно проблемным, неудачником, что из воды ни в жизнь не выйдет сухим,
Можно злым и угрюмым, грозным, из дому носа не кажущим без ножа,
Мама, роди меня кем угодно, хоть больным или ненормальным. Только, пожалуйста, девочкой не рожай.

Девочкам с детства вбивают в голову моду, деторождение, меркантильность и прочий глянец,
Твердят, что к определенному возрасту обязательно нужен муж (желательно - иностранец).
Девочка - это надо всегда быть подтянутой и красивой,
Но при этом помнить, что ты сама виновата, если тебя насилуют -
Мужики же не могут сдержать свое естество, короткая юбка - сигнал, что с тобой можно сделать все, что захочется, не слушая твое: "Нет!"
А другую носить нельзя, глянец строг, у него один на всех трафарет.

читать дальше

Сай Скай

@темы: Рифмоплетство

22:24 

Где-то посередине между бесконечной печалью и невыразимым счастьем…
Дорога из желтого кирпича

Элли, скажи, ну зачем тебе этот хлам?
Этот страшила… по дому одна солома!
Этот плюшевый песик без пуговок-глаз и лап.
Где ты их откопала? Помойку разводишь дома!

Элли, скажи, может, выкинем этого льва?
Ты посмотри на него, он такой плешивый.
Ты пыталась пришить ему смелость, но не смогла?
И поэтому распорола и не зашила?

Ну, а зачем тебе робот? Он дровосек?
Жуткий и с острыми ржавчинами пластинок…
Хочешь, купим нового яркого, чтоб блестел?
Элли, не плачь, или я заберу его силой!

Здравствуйте, доктор. Не знаю, с чего начать…
Мы уже не справляемся сами – что толку?!
Элли строит дорогу из желтого кирпича…
Эта дорога ведет от кровати к окнам.

Julber


@темы: Рифмоплетство, ХУДОжества

22:17 

Сексуальные извращения от A до Z

Где-то посередине между бесконечной печалью и невыразимым счастьем…
Акустикофилия (Acousticophilia) – сексуальное возбуждение от конкретных звуков
Акротомофилия (Acrotomophilia) – страсть к ампутации и/или сексуальное влечение к людям с ампутированными конечностями
Адолесентилизм (Adolescentilism) – сексуальное удовольствие от имитации действий и образа подростка
Айлурофилия (Ailurophilia) – сексуальное влечение и привязанность к кошкам
Агалматофилия (Agalmatophilia) – сексуальное влечение к статуям, манекенам или ...читать дальше

@темы: Без рифмы

22:16 

Где-то посередине между бесконечной печалью и невыразимым счастьем…
06.09.2014 в 22:46
Пишет Dr.Dunkelgrau:

"После смерти череп всегда весёлый!" ©
Если вдруг вы хотите научиться рисовать человеческое лицо.
Или если вдруг вы плохо знаете пластическую анатомию и хотите восполнить пробелы.
Ну или, на крайняк, если вы тупо хотите поржать с пользой для дела.

ОНИ ЖДАЛИ ВАС - ЛЕКЦИИ ПО ПЛАСТИЧЕСКОЙ АНАТОМИИ.

К слову, товарищ Рыжкин уже давно преподаёт в Строгановке, и истерики от его лекций доходили до меня ещё в бытность свободным слушателем в тамошних шпинатах. Так что - люто, бешено рекомендую к просмотру, ибо это дикий восторг)))



URL записи

@темы: Видеография, Сохранности ради

22:15 

Где-то посередине между бесконечной печалью и невыразимым счастьем…
"Если будни твои - не сахар
И на вкус твоя жизнь - не мёд,
Нужно верить хорошим знакам,
Нужно верить - и всё пройдёт!
Если бьёшься в глухую стену,
Упираясь душой в тупик,
Помни: время твоё бесценно,
Ни к чему согревать ледник!
Улыбайся любой погоде,
Сохраняя благой мотив,
Если люди опять уходят,
Значит, с ними не по пути!
Никогда не ворчи угрюмо,
Будь теплом, что растопит снег.
Если ты отступаешь, думай:
Для того, чтобы взять разбег!"
(Любовь Козырь)

@темы: Между строк, Рифмоплетство

22:14 

Бенедикт Камбербэтч для ELLE

Где-то посередине между бесконечной печалью и невыразимым счастьем…

Carpo diem

главная